?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Право первородства

Оригинал взят у antimarchenk в Право первородства


Я расскажу тебе о самом главном твоём праве в жизни, о котором ты даже не знаешь.

Может показаться, что ты слышал об этом: что-то из династических времён монархий, о наследовании трона… Но оно касается тебя куда в большей степени, оно возникло у твоих предков задолго до появления пышных престолов.

Что такое право первородства? Объясню для начала на простых примерах.

Вот всемирно известная личность – Арнольд Шварценеггер. Он переехал в страну больших возможностей и добился там потрясающих высот развития своей личности: в спорте, в кинематографе, в политике.


Он стал гражданином США. И единственно на что он там не имеет права – стать президентом. Потому что для этого надо родиться от гражданина этой страны и на её территории. Таков закон.

Ещё более банальный современный пример: процесс получения гражданства в стране прост для тех, кто непосредственно родился от граждан страны – и сложен для тех, кто в неё переехал жить. То есть по достижению определённого возраста местный житель становится автоматически гражданином, а приезжий из другой страны должен пройти весьма сложную и длительную процедуру для натурализации (обретения гражданства). Многим дают только право на работу и проживание, но не само гражданство.


В данном случае право первородства заключается в получении некоего изначально положенного статуса человеком, родившемся в определённом сообществе, в рамках определённого государства.

Но этим право первородства не исчерпывается. Также оно осуществляется через получение от государства и общества благ именно в силу того, что человек, гражданин родился в этом сообществе. Например, в Норвегии Пенсионный фонд наполняется благодаря сверхприбылям национальной нефтедобычи. Гражданин получает некую часть от богатств территории, на которой расположено государство и общество его взрастившие. В Объединённых арабских эмиратах, Кувейте и других странах Аравийского полуострова также на счёт родившегося в их стране ребёнка от граждан, кладётся определённая сумма на счёт, оплачивается обучение в вузе, даётся беспроцентная ссуда на жильё за счёт государства.

То есть в данном случае право первородства выражается в получении некоторых материальных благ от общего достояния государства и общества его членом в силу естественного его появления в этом историческом, социально-экономическом, правовом пространстве, собственно называемом государством.

Юридический пример выражения такого права знаком каждому жителю нашей страны. Все считают, и этот стереотип расходится и воспроизводится постоянно, что «природные ресурсы в стране принадлежат народу по Конституции». Естественно, что в реальности это не совсем так.

На деле Статья 9 Конституции РФ сообщает следующее: 1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответсвующих территориях. А уже: 2. Земля и другие природные ресурсы могут находится в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

То есть в основном законе формулировка весьма размытая и не конкретная.

Но сама установка в обществе всё равно продолжает культивироваться именно о том, что «природные ресурсы принадлежат народу». Либо как констатация факта, либо как требование. Собственно этот стереотип эксплуатировался, например, Газпромом в его рекламе о том, что Газпром – национальное достояние.


Национальное достояние – это то, что принадлежит определённому сообществу, нации.

В России представление о национальном достоянии у гражданина есть, а доли он от него в отличие от норвежцев и арабов не получает. Разве что весьма скромный единовременный материнский капитал в последние 10 лет за второго и третьего ребёнка.

Объясняется отсутствие этой доли тем, что национальное достояние идёт на оборону, медицину, образование, науку. Судя по современному состоянию этих отраслей – Россия с её 40% всех минеральных ресурсов планеты – страна небогатая. Хотя по количеству миллиардеров находится на 3-ем месте, и их состояние за прошлый год увеличилось на 29 миллиардов, количество долларовых миллионеров увеличилось на 10%, в то время когда 40% населения не хватает на еду. При нынешнем раскладе кому-то дают дотации, тебе повышают тарифы, кому-то за рубежом прощают миллиардные долги, тебе и копейки не спишут за ЖКХ и коллекторы примчатся сию же секунду за твоими 10 рублями долга, кто-то вкладывает в тосканские виноградники, кто-то живёт в аварийных бараках середины прошлого века.


Перечислять поводы задуматься о том, почему для тебя денег нет, а для других есть можно долго. И в данной ситуации как раз стоит разобраться, на что ты имеешь право, и какое это право. Продолжим разговор о твоём ключевом праве первородства.

Таким образом, право первородства заключается в статусе члена сообщества и в доле от его общего достояния.

Теперь взглянем на право первородства «с высоты птичьего полёта».

Как оно вписано сейчас в общественное сознание? В каждого члена общества – в тебя и в меня – с детсада государство, общество, семья начинает внедрять стереотипы о патриотизме. Что земля, на которой ты живёшь – это твоя земля, что это земля твоих героических пращуров, что ты наследник этой земли – это твоё наследие предков, что никто не имеет права покушаться извне на это наследие, что ты должен сражаться за него. Попутно также создают образ непрерывной самобытной, важной, уникальной истории и культуры, связанный с жизнью твоего (подразумевается, что твоего) государства и сообщества. Называется это всё патриотизм.

Весь фокус современной интерпретации патриотизма заключается в том, что в основном, объясняя члену сообщества, что вот это твоё наследие, твоя сопричастность к нему – по праву первородства – тебе навязывают обязанность по защите этого наследия. Даже порой в виде шовинистических взглядов. Но вместе с тем, конкретика права первородства из этого наследия изъята всем остальным процессом социально-экономической эволюции и жизнедеятельности сообщества.

Показать это можно немного грубо, эмпирически: вот ты служишь в армии, это твоя священная обязанность как гражданина и это прекрасно, это всеми одобряется. И вот ты уже после армии идёшь, к примеру, поудить окушков на озеро, пруд или речушку, или пособирать грибочков-ягодок в лесу. Как в стишке: «И тропинка и лесок, В поле каждый колосок. Солнце, небо голубое -
Это всё моё, родное! Это – Родина моя! Всех люблю на свете я!».


И вдруг подходит такой же, как ты гражданин и говорит: «Какого лешего ты тут делаешь, это мой лес, мой пруд, моё поле, пшёл отсюда». И такие вот граждане объясняют тебе, что на самом деле тебе тут ничего не принадлежит. И плевать, что твои предки за это всё веками кровь и пот проливали, отстаивали героизмом и тяготами, превозмогали невзгоды, лишения в борьбе за существование всего этого сообщества, строили, созидали, осваивали. Теперь тебе даже морошку собирать нельзя, как учила Хакамада. Потому что есть частная собственность, которая выше твоего права первородства. А все твои беды – твоя финансовая неграмотность.

Твоё первородство в виде патриотизма лишь пустословное объяснение того, что ты должен умереть за яхту Абрамовича.

В общем, мысль понятна. Право первородства вступает в конфликт со священным правом частной собственности.

Когда-то я написал небольшую заметку «Социализм – это возвращение общинных земель». Основная мысль которой состояла в необходимости возращения в каком-то виде всему обществу, каждому его члену доли от всего национального достояния, от природных ресурсов.

Чтобы это было чётко выражено, и человек точно знал свою долю от права первородства. В виде пая ли, базового дохода и т.д. Но чтобы это было взвешено, сочтено и разделено. Напоминает идею синдикалистов об участии в управлении и разделении прибылей на предприятии, но уже в рамках всего государства.

Давай проследим вкратце историю права первородства и как мы его теряли.

Первобытное общество в самом своём высшем развитии достигло задруги и соседской общины, где внутри самого сообщества жизнь протекала довольно гармонично – основные проблемы жизни исходили извне. Сообщество концентрировалось именно так гармонично, чтобы противостоять в своей борьбе за существование внешним обстоятельствам.

И в какой-то момент эта система победила. Стала самодостаточной и производительной. Стала экспансивной. Как во вне, так и изнутри.


Это был не только этап цивилизации, но и этап этногенеза – сформировался род, этнос, народ. Уровень не был уже примитивным: ковалось железо, были обсерватории типа Стоунхенджа и Аркаима, одомашнены основные виды сельскохозяйственных домашних животных, совершенствовались орудия труда, появилась поэзия, пение, музыка, живопись и т.д.

И при этом каждый участник сообщества имел на тот момент право первородства – долю от наследства предков, от наследства всего рода. Он чётко понимал это. Да, он понимал, что часть того, что он получает от природы, от труда надо вносить в общий котёл и делал это. Но с ясным осознанием того, что это всё его родное и он имеет право на свою долю.

А вот дальше, дальше развитие общества пошло по пути концентрации власти, и ещё дальше капитала. В рамках государства. Естественно, что право первородства уничтожалось, сокращалось для простых масс, но при этом максимизировалось для аристократии, элит.

Наша, глобальная цивилизация, строилась на руинах античности, народами Великого переселения, которые на момент начала своего восхождения были ещё племенами, жившими той гармоничной первобытной жизнью с правом первородства. И они очень стремительно усвоили опыт предыдущих тысячелетий строительства государства: и письменность, и право, и ремёсла, и религию, и образцы правления. «Прыжок через этапы» этих племён (этнических групп) был колоссальным на самом деле.

Хотя историки и выстраивают некую общую человеческую историю от шумеров и других народов до нынешних дней. Там тоже можно проследить, по кастовому обществу, например, кому что положено, кому что не положено в результате перехода от общины к государству. Но сути это не меняет, поэтому перейдём к более близким и понятным нам временам.


В Средние века отнимали право первородства очень жестоко: войнами, закрепощением родственников, присвоением общинных угодий. Насилием. Тогда рулило «право сильного». Вся власть от Бога. А тебе смертному воздастся на небесах за муки твои земные.

И вот в Век Просвещения к предыдущей системе правления достигшей абсолютизма – абсолютной концентрации власти выросло требование «Свобода, равенство, братство». Исход борьбы – то есть Модерна – перевёл баланс прав в пользу концентрации капитала. «Право сильного» сменилось «священным правом частной собственности».

И при этом порядке право первородства изымалось также практически на корню. Оставалась лишь обязанность, навеянная патриотическим мифом об этом праве. И практически сразу сформировался антагонизм «священная частная собственность» vs. «обобществление собственности».

Суть конфликта в чём: частная собственность добилась уже в 19 веке того, что 9/10 всего имущества принадлежало 10% общества. А на деле же концентрация капитала росла ещё больше. «200 семейств» владели миром в итоге. Естественно, что для этих людей – государства и народы были не более чем шахматной доской и фигурами их сложной игры, конкуренции. И даже «обобществление собственности» являлось частью этой игры за ещё большую концентрацию капитала.


Требование социализмом «обобществления» на тот момент трактовалось тем, что у пролетария (наёмного труда) нет родины и нет ничего, кроме собственных цепей: никаких прав, только обязанности и нужда. Положняк диктовался «железным законом заработной платы».

Ты с рождения должен, должен, должен. А если что-то у тебя не так, у тебя не сложилось, или ничего нет – то ты сам же и виноват. То есть государство и общество достигали максимального отчуждения личности от всего. Тем более от мысли о каком-либо праве первородства.

Исторический миф первородства, это порой называлось с пафосом «национальной идеей», нужен был лишь для социализации личности в обществе, для привязки её к обязанностям, но не к достоянию. Достояние управлялось другими законами и людьми. Извини, малыш, но так получилось – ты в результате принадлежишь достоянию, являешься даже его частью. Но кому принадлежит оно? Тут ты уже не связан с историей, а связан с текущей экономикой и её правилами. Которые тебе и объясняют, что тебе ничего не полагается, ты должен трудиться, желательно очень честно, очень много и очень долго. Хорошо. Все играют по этим правилам. Но в результате член общества стал иметь меньше чем собака в будке. Потому что за будку надо платить, а за миску с едой работать в отличие от пса до полусуток.


На выходе что мы имеем в синхронии человеческой жизни? До 18 лет мамка с папкой вкалывают по правилам и выращивают чадо, которому внушают в школе и книгах по программе, что это всё кругом родное. А потом всё становится чужим. Тебя учат тому – чего в твоей жизни в дальнейшем не будет.

Далее на отдельных территориях земного шара игры в концентрацию капитала посредством шовинизма империй закончились-таки грандиозным крушением на политической шахматной доске в 1910-х гг. 20 века. А антагонизм «обобществления» вырос и развился достаточно, чтобы сыграть свою партию.

И сыграл. И вернул общинные земли. Но возвращал их так, что у члена общества «своего» практически также не осталось. И опять же достояние распределялось в данной системе очень дисгармонично. Взвешено, сочтено и разделено было не совсем в пользу членов данного сообщества. Кому на, а кому и нет.


Во-первых, потому что огромные средства этого народного достояния уходили на борьбу с внешними обстоятельствами: страна, которая боролась «за это» («Смело мы в бой пойдём») в 20 веке была разрушена трижды (!). Её дважды пришлось восстановить, после третьего раза с колен её поднимают до сих пор. Во-вторых, антагонизм «обобществления» требовал достичь себя по всему земному шару, и приходилось «помогать» его осуществлять повсюду силами одного сообщества. В-третьих, внутри этого сообщества распределение также было как по территориям, так и по труду – не совсем соответствующим вкладу (а вклад – это одна из обязанностей для права первородства) в общее достояние разных его членов и групп, из которых оно состояло. Короче, как-то НТВ состряпало передачу про СССР и там по ходу подсчитали, что если бы африкам-азиям не помогали, а давали в виде зарплат всю эту помощь своим гражданам, то практически все были бы рублёвыми миллионерами со временем. НТВ, конечно же, ещё те сказочники, однако есть в этой истории какая-то доля правды.

Собственно, поэтому страна «обобществления» и рухнула, из-за того, что опять же национальное достояние не доставалось тем, кто имел на него право. Всё народное, но что и сколько конкретно принадлежит члену этого народа – не было чётко определено, как это нынче у норвежцев и арабов.


Хотя частично право первородства в СССР осуществлялось интересным образом. В связи с этим мне рассказывали такую историю. Народы Крайнего Севера за свой исконный промысел, оленеводство – получали весьма ощутимые надбавки в рублёвом эквиваленте, которые создавали внушительные по меркам советского гражданина счета на сберкнижках: так как оленеводу по жизни многого не надо – соль, спички, патроны. И вот дамочки нетяжёлого поведения ехали на Крайний Север, искали себе жениха-оленевода с хорошим счётом на сберкнижке, выходили замуж посредством усиленных чар, и спаивали до смерти своего благоверного. А потом получали его сберкнижку в наследство и ехали обустраиваться в тёплые края. Такой вот лайфхак был в те времена.

Печальный итог «обобществления» у нас всем известен. Бросились в другую крайность – к «священной частной собственности». И вот как раз на фоне этой резкой «смены климата» отчётливо обнаружились острые противоречия процесса отчуждения от каких-то до сих пор «естественных прав». Вдруг нет детсада, которых раньше было полно и каждый помнит, как он в него ходил, вдруг учебники стали стоить денег, вдруг медицина практически платная, вдруг копеечные тарифы на коммуналку взлетели до небес, вдруг кругом появились заборы, вдруг стало нельзя купаться там, где можно было. Нельзя стало то, что всегда можно было при «обобществлении».

И также вдруг, большим контрастом стало проявление права первородства с развалом СССР в виде превращения национальных республик в национальные государства, «парада суверенитетов». Обретение «субьектности» одними и лишение её других – весьма крупного сообщества.

В этом случае ещё одно проявление права первородства выражается в государствообразующем статусе, в национально-освободительном движении, в титульности того или иного народа на определённой территории, в определённом государстве. То есть сообщество говорит: наша заслуга, что мы на этой земле первые, мы её осваивали, наши предки тут жили, хозяйствовали, мы их наследники, мы здесь устанавливаем обычай и традицию, и свой порядок. Классический национализм. Идея национального государства, определившая путь всех стран постсоветского пространства кроме одной, в которой многонациональный народ.

Сама эта концепция возвращает нас к первому примеру, когда у граждан сообщества есть некие преференции в сравнении с негражданами. Но при этом не обязательно право первородства будет связано с долей от национального достояния. Если что не так в твоей жизни, то опять виновата твоя финансовая неграмотность. Влияния «200 семей» этот национальный фактор не снимает.

Ибо мы в 2017 году видим, что концентрация капитала достигла просто заоблачных за всю историю показателей: 1% населения Земли принадлежит 50% всего мирового имущества. В России этот показатель ещё внушительней – 1% принадлежит 75% всего имущества в стране. Разрыв между верхним и нижним слоями населения в странах и мире непрерывно растёт. Циклические кризисы экономики всё ощутимее и угроза «обобществления» может стать неуправляемой – вся шахматная доска посыплется в тартарары.


Некий промежуточный вариант, связывавший обобществление с правом первородства возник где-то в конце 19 века. Всё-таки часть мыслителей пришла к выводу, что пролетариат имеет родину, но в то же время должен иметь и от общего достояния этой родины: как в правах, так и в прибылях.

Тогда же исследовалась взаимосвязь поколений от древних времён до нынешних, и культурное наследие предков требовало целостного всемерного выражения в жизни сообществ. Речь шла о некоем источнике, из которого черпает индивидуум, как представитель того или иного сообщества, от которого его никто не смеет отчуждать фактом его короткого бренного существования. Что учение о том, как заботиться об общем благе – древняя традиция.

Право первородства в данном промежуточном варианте между Сциллой «священного права» и Харибдой «обобществления» в умеренном виде стало частичным институтом в обществе концентрации капитала, как «социальное государство». То есть в небольшой степени отдавало от общего достояния, от общинных земель всему сообществу: но лишь при угрозе полного обобществления.

В максимальном же проявлении промежуточного варианта случилось то же, что и с известным нам обобществлением – попытка выйти за границы сообщества, распространиться на весь мир. Иначе говоря, неверное определение границ «обобществления» в первом случае, во втором случае – неверное определение границ «права первородства».

Печальное столкновение двух исторических мифов было самой впечатляющей битвой людей друг с другом за всю известную нам с тобой недавнюю историю.


Вся борьба трёх этих феноменов: «священного права частной собственности», «обобществления» и «права первородства» очень жестко протекала весь 20 век. «Священное право частной собственности» пережило Реставрацию на многих территориях и включило с новой силой реакцию против, как «обобществления», так и «права первородства».

Однако полностью от влияния этих феноменов и политических сил с ними связанных избавиться уже практически невозможно. Проблемы копятся, и новый виток напряжённости в мире нарастает, разрешение его может быть весьма нетривиальным и драматичным.

Миф первородства и та часть права первородства, что связывается с классическим национализмом, сформировала в истории и формирует далее геополитическую картину мира. Наднациональным и глобальным институтам, основанным на священности частной собственности, приходится считаться с конфигурацией этой шахматной доски и фигур на ней. Даже обобществлению пришлось считаться в своих территориях с этой композицией мифов первородства.

И вот в наше время ситуация пришла к тому, что сторонники мифа первородства в результате наблюдения за битвой обобществления и частной собственности стали понимать право первородства снова материально, а не только в виде «духовных скреп».

Они также прекрасно понимают и расстановку нынешних сил. Через собственные доктрины, весьма неприятные для сторонников обобществления и сторонников концентрации капитала. Но имеющие свои резоны.

Читатель сам может видеть, как фрагментарно выглядит право первородства в течение цивилизации государства, но сегодня оно оформляется всё более целостно.

Конечно же, эту идею сегодня хотят направить по ложному, частичному пути. Классического национализма. То есть к достижению лишь субъектности, более отчётливой позиции на шахматной доске, а с национальным достоянием, мол, внутри сами разберёмся.

Для безудержной концентрации капитала никаких противовесов не предполагается. Причём рисуется это некоторыми адептами национализма по-большевистски грубо: «Все деньги нам!». «Кому будут принадлежать деньги?» - обращается с вопросом национал-шариков. И легендарный национал-швондер, которого кинул на наследство дедушка-обобществитель, сообщает вопрошающему: «Нам с тобой». Вроде как национальное государство автоматически даёт большие возможности всем представителям титульной нации. Хапануть. Но мы же видели ещё в 90-е, что хапают сначала у государства (неважно какого оно рода, если оно – буржуазное), а потом уже у всего остального сообщества под сказки про чудесный рыночек и ура-патриотическую браваду исторического мифа.

В общем, право первородства пытаются заместить либертарианской ересью. Подобное сочетание национализма со «священным правом частной собственности» показывает лишь, что международная концентрация капитала доминирует над национальной. И в конце концов пожрёт её как большая рыба мелкую. Если право первородства выражено не целостно, не полностью.


Чтобы стать целостным право первородства должно:

- во-первых, показывать связь наследия предков с правом на него потомков, право на национальное достояние с рождения;

- во-вторых, давать статус законного представителя на собственной земле, на родине, который будет выше пришлых людей – приоритет в управлении на своей земле;

- в-третьих, определять скрупулёзно, что с общего блага будет иметь по праву первородства представитель сообщества: иначе – долю в народном достоянии, от природных ресурсов, от суммарного вклада.

- в-четвёртых, определять чёткий круг обязанностей: священный долг умереть за родину на войне с иностранным агрессором, вклад в общее достояние трудом, потомками и особенно концентрированным капиталом – да, живёшь на этой земле, вкладывай в эту землю, в её человеческий потенциал.

Вот тогда право первородства сможет сбалансировано противостоять как «священному праву частной собственности», так и «обобществлению», не отменяя прогрессивных сторон этих сил социальной эволюции – которые отрицать не стоит, и, сдерживая их негатив.

Но это в теории. А пока усвой следующее:

«Священное право частной собственности» учит тебя тому, что ты никто и ничто в этом большом жестоком мире, что ты прах во прах обращающийся, что ты должен в поте лица своего всю жизнь работать за будку и миску с едой и если сможешь, за будку побольше, цепь подлиннее, миску поглубже, что ты сам по себе в этой жизни, что ты за всё отвечаешь перед собой и другими сам, но перед тобой некоторые другие – не обязательно.

«Обобществление» учит тебя тому, что всё кругом колхозное, а твоё – только строго определённая пайка, и что ты должен впахивать за счастье всего человечества. Всё что сверх пайки создал своим горбом отдавать другим, неизвестно кому, безвозмездно, чтобы тот жил хорошо и беззаботно.

Должен, должен, должен – ты. Но не тебе.

Главное твоё право – право первородства.

Всю жизнь тебя отучают от твоего права первородства те, кто чтят его выше всего для себя. Чтоб ты не думал о нём, чтоб ты усомнился и забыл в череде нужды и суеты про своё право. Чтоб ты боролся в этом забытье за что угодно, но не вспоминал о своём самом главном праве по рождению и не требовал его. Если ты даже не знаешь о своём главном праве – у тебя можно отнять всё что угодно, тебя можно подчинить чему угодно.

Право первородства – это то, на что ты имеешь полное законное основание, когда только появляешься на свет, с первым своим криком, которым требуешь этого права по рождению, в силу сотен поколений своих предков, продолжением дела и жизни которых ты являешься. Тебе должны. И так до скончания твоих дней и всех времён.



Богдан Заднепровский

Profile

irinamedvedeva8
irinamedvedeva8

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars